Хирург Кокоталкин рассказал про свою «болезнь». Почему анастезиологу пришлось взять в руки скальпель?

kokotalkinВчера, 18 июня, свой профессиональный праздник отметили работники здравоохранения.

Накануне корреспондент НИ поговорил с известным в Ноябрьске детским врачом, хирургом с многолетним стажем Александром Кокоталкиным. Доктора сложно было «раскрутить» на интервью — он избегает публичности, — но всё же поделился своей мечтой и рассказал о том, чем живет сегодняшняя медицина нефтяной столицы Ямала.

Александр Кокоталкин — не потомственный врач, в семье он единственный медик. Это было не спонтанное решение: в детстве он получил сильный ожог и вынужден был помотаться по больницам. Поэтому говорит: «Другой жизни не видел». После школы выбор будущей профессии был очевиден. Окончив педиатрическое отделение Тюменского медицинского института, дал клятву Гиппократа, что навеки свяжет свою судьбу с медициной.

Как многих из нас, на Север Кокоталкина привела не только романтика, но и любовь. Супруга, с которой он познакомился в Тюмени, оказалась из Ноябрьска. К слову, она тоже врач — невролог. В 1998-м он устроился в ноябрьскую ЦГБ. Правда, не тем, кем хотел — анастезиологом, а хирургом на приеме в детскую поликлинику. Да и реанимации в горбольнице еще не было. 9 лет пролетели, обследуя маленьких пациентов Ноябрьска, и в ночных дежурствах — практикующему доктору без этого не обойтись. В хирургии детского специализированного отделения нет, как, впрочем, и в других медучреждениях Ямала. Поэтому доктору приходилось оперировать и детей, и взрослых. По мнению Кокоталкина, хотя бы одно детское хирургическое отделение в округе не помешало.

— Александр Анатольевич, с кем сложнее — со взрослыми или с детьми?

— Особенность детского организма в том, что его можно прооперировать и вылечить, хотя ребенок может остаться инвалидом, но он будет жить. Дети в этом случае благодарный народ. В большинстве своем маленькие пациенты, особенно новорожденные, выживают там, где взрослые погибают. Малыша же прооперировал, через какое-то время он идет на поправку и выписывается.

— В вашей практике возраст самого юного пациента, которому пришлось лечь на операционный стол?

— Это был новорожденный, ему было всего лишь 6 часов отроду.

— Коллеги говорят, что после операции и даже если закончилась смена, вы не спешите домой и ждете, когда малыш очнется от наркоза, чтобы оценить его состояние здоровья.

— Здесь нет ничего странного, так поступают многие мои коллеги — это ответственность за жизнь. Такое чувство привил наш учитель — хирург Михаил Михайлович Николаев, заведующий отделением. Он всегда говорил: «Взялся оперировать человека — значит, ты несешь за него полную ответственность, поэтому доводи начатое до конца». Тем более не каждая операция проходит гладко, иногда бывают и осложнения. Случается, и ночью, и днем приходится бежать в отделение. Это не я такой фанат — это такая профессиональная этика.

— В последние годы в ноябрьской ЦГБ существует тенденция — не всех пациентов с тяжелыми заболеваниями отправляют на лечение в другой регион. Наши доктора сами берутся за дело и вполне успешно проводят сложные операции в стенах горбольницы. У нас проходят лечение детки и из других городов Ямала. Расскажите про нерядовой случай из практики.

— К примеру, в 2013 году мы впервые выполнили сложное хирургическое вмешательство — прооперировали ребенка с атрезией пищевода. Это врожденная аномалия развития: ребенок не может питаться — еда не доходит до желудка. От этого желудок находится в состоянии голода, поэтому желудочный сок через пищевод выбрасывается в легкие. Отсюда возникает пневмония. За весь 2013 год у нас было 3 таких пациента. Но в мире всё относительно. Если для Ноябрьска этот случай экстраординарный, то для Питера или Москвы — обычный, рядовой.

— Какой вы видите медицину будущего? Робототизированной?

— Совсем нет, робот ограничен в своих способностях, он не умеет того, что может сделать человек. Медицина будущего — это совершенствование того, что уже существует.

— У доктора Кокоталкина есть мечта?

— Да. Чтобы у нас открыли детское хирургическое отделение и оснастили его современным оборудованием с возможностью выполнять сложные лапароскопические и эндоскопические операции.

Доктор Кокоталкин не раз повышал квалификацию в известных медицинских центрах Москвы и Санкт-Петербурга. От Первой детской больницы Северной столицы доктор просто без ума. Она является центром Северо-Западного округа. По его мнению, в медцентре есть шикарное отделение по оказанию помощи новорожденным, в котором работают гениальные врачи. Как и любому высококвалифицированному специалисту, хирургу Кокоталкину тоже хочется работать в современных условиях, чтобы больница была оснащена по последнему слову техники. И с этим нельзя поспорить.

Фото автора 


НоябрьскИнформ, 2012-2017. Все материалы этого сайта являются объектами авторского права (в том числе - дизайн). При копировании, распространении (в том числе путем копирования на другие сайты и ресурсы в Интернете) обязательна обратная ссылка на источник

4 комментария

  1. Согласна, Александр Кокоталкин хороший врач. Он принимал в детской поликлинике и оперировал нашего новорожденного сына. Спасибо, Александр, за вашу работу. С профессиональным праздником все ваше хирургическое отделение. Там работают отличные люди и профессионалы!




    0



    0
  2. Кокоталкин — прекрасный врач и человек !!! Всегда с улыбкой встречает и провожает . Ребёнок всегда вспоминает доктора . С праздником Вас !!!!! Всех жизненных благ !!!!




    0



    0
  3. В 2017 году на имя главного враного были направлены резюме опытных врачей. Прошло два месяца никто нам не позвонил, хотя на сайте больнице вакансии. Как это понимать?




    0



    0

Оставить комментарий



Посчитайте *