Подайте мне дворец! Почему некоторых приходится переселять из аварийного жилья силой

img 9972

Последние годы в Ноябрьске беспрецедентными темпами идет переселение из ветхого и аварийного жилья (ВАЖ). Так, в 2014 году в новые благоустроенные квартиры переехали 816 семей, в 2015-м – 773, а прошлый год и вовсе стал рекордным – 1 250 семей распрощались со своими покосившимися стенами.

Но вот ведь парадокс: иногда процесс тормозят сами расселяемые граждане. В распоряжении НИ оказалось несколько историй, когда люди выезжали из своих ветхих деревяшек только в принудительном порядке – по решению суда.

ТЕСНОВАТО БУДЕТ!

Семья Мурадовых (здесь и далее имена и фамилии героев изменены), состоящая из девяти человек, проживала на 46 квадратных метрах в ветхой деревяшке в поселке СУ-952. Еще в конце 2011 года их дом был признан подлежащим сносу.

В апреле 2016-го после заседания общественной жилищной комиссии Мурадовым была выделена благоустроенная квартира площадью 52 «квадрата» в восьмом микрорайоне. Однако глава семейства обратился в департамент по имуществу (ныне – департамент имущественных отношений) с заявлением об отказе вселяться в новое жилье, мотивируя это решение тем, что их не устраивает площадь.

Безусловно, большую семью Мурадовых можно понять: ютиться в двухкомнатной квартире вдевятером не очень-то удобно, и людям, естественно, хотелось получить жилье попросторнее. Но проблема в том, что претендовать на дополнительные метры у главы семейства не было никаких юридических оснований, ведь в списках на улучшение жилищных условий он не состоял. А переселение из ветхого и аварийного жилья за счет бюджета предполагает выделение равнозначной по метражу площади, и не более того. И если бы департамент по имуществу удовлетворил требования заявителя, он бы попросту нарушил закон.

– Переселение из ветхого и аварийного жилья не является улучшением жилищных условий, и, следовательно, предоставление гражданам другого жилого помещения носит компенсационный характер и гарантирует им условия проживания, которые не должны быть ухудшены по сравнению с прежними, с одновременным их улучшением с точки зрения безопасности, – пояснил НИ начальник управления жилищной политики департамента имущественных отношений Михаил Яковлев. – Для этого есть другие программы.

Здесь нужно оговориться, что кто-то из семьи Мурадовых состоит в списках на улучшение жилищных условий. Но совместить две совершенно разные программы в данной ситуации не представлялось возможным, поскольку заявители были разные: в случае с переселением из ВАЖ в этой роли выступил глава семьи, в случае с улучшением жилищных условий – его родственник. Последний, кстати, продолжает состоять в списках на улучшение и получит более просторное жилье, когда подойдет его очередь.

Прения между семьей Мурадовых и чиновниками департамента продолжались несколько месяцев. Дело дошло до суда. В итоге семью обязали покинуть аварийный дом в принудительном порядке.

КРУГОВАЯ ОБОРОНА

Ирина Стеценко тоже не хотела из своей развалюхи в поселке МК-87 переезжать в благоустроенную комнату с подселением. Она требовала изолированную квартиру, хотя не имела на нее никакого права.

Дело в том, что Стеценко в своем жилье в Мехколонне проживала временно. Она не являлась собственницей квартиры, с ней не был заключен договор социального найма. Срок действия временного договора истек еще в сентябре 2009 года. То есть де-юре данной гражданки на данной жилплощади вообще не должно было быть. Теоретически ее дом просто могли бы снести, что называется, без суда и следствия. Но выставлять человека, тем более пенсионера, на улицу у нас не принято.

Городские власти сначала предложили женщине одну комнату в коммуналке, затем две комнаты. Она не соглашалась. Суд постановил отключить ее ветхий дом от коммуникаций, но Стеценко и ее сторожевая собака заняли круговую оборону, не пуская коммунальщиков на порог.

После нескольких месяцев «осады» «крепость» все же пала. Дом в Мехколонне был отключен, а обитательница переехала в общежитие, за съем которого ей приходится платить из собственного кармана.

– Участниками программы переселения из ветхого и аварийного жилья могут являться только собственники помещений или граждане, проживающие в них по договорам социального найма, – комментирует Михаил Яковлев. – Никакое другое право пользования жилым помещением – ни договоры коммерческого найма, ни договоры найма жилых помещений, предоставленных на период работы, – не являются основанием для участия в программе. И гражданам нужно это понимать.

Еще одна жительница города Светлана Попова и ее внучка Алена недавно переехали из ветхой деревяшки в поселке УТДС в новую квартиру в восьмом микрорайоне. Светлана была собственницей старого жилья, поэтому и новое получила без всяких проблем. А вот ее бывший муж Анатолий Попов к собственности своей супруги никакого отношения не имел – просто был зарегистрирован по ее адресу в поселке украинских дорожников. И вот, когда Светлана получила новую квартиру, Анатолий остался в старой, причем без всяких законных на то оснований. Чего уж там: жил бы себе и дальше, если бы дом не был признан аварийным и подлежащим сносу.

Затем ситуация развивалась по уже знакомому сценарию: уговоры, предупреждения, письма, суд, отключение дома от коммуникаций.

Сейчас мужчина проживает в общежитии, за которое платит сам. Но сколько времени и нервов как с одной, так и с другой стороны было потрачено перед этим!

КАК НАЙТИ ПАРИТЕТ

Михаил Яковлев признает, что в процессе переселения из ветхих деревяшек происходит немало подобных случаев. Люди – и имеющие, и не имеющие права на получение нового жилья – отказываются выселяться из старого. Муниципалитет, конечно, идет навстречу льготным категориям: пенсионерам, инвалидам и т. д. Но граждане, не имеющие никаких социальных преференций, должны решать свои жилищные проблемы самостоятельно.

Возникают проблемы и с собственниками авариек. Кого-то не устраивает район, кого-то – этаж, кто-то недоволен планировкой новой квартиры, отсутствием балкона и даже… цветом обоев.

Там, где есть возможность, чиновники департамента имущественных отношений всегда стараются идти навстречу пожеланиям людей. Тем собственникам, кого категорически не устраивают предлагаемые варианты, выплачиваются деньги из бюджета – так называемая выкупная стоимость. При этом хозяин сам привлекает независимого эксперта, который дает соответствующее заключение о цене.

Если новых квартир у муниципалитета хватает, то денежный эквивалент есть не всегда. Приходится заказывать дополнительные суммы из окружной казны, и не факт, что они изыскиваются сразу. Уходит время, а вместе с ним опять же деньги.

Если в расселенном доме остается проживать хоть один собственник, здание не имеют права отключать от средств жизнеобеспечения. На его содержание в месяц тратятся десятки, а в год – сотни тысяч рублей. Когда таких домов много, в трубу улетают миллионы.

Впрочем, несмотря на все сложности, процесс переселения из ветхого и аварийного жилья в Ноябрьске идет успешнее, чем в других муниципалитетах. В большинстве случаев властям удается найти паритет между возможностями бюджета и пожеланиями граждан. Если, конечно, эти пожелания не выходят за пределы разумного.

Фото из архива НИ.


НоябрьскИнформ, 2012-2017. Все материалы этого сайта являются объектами авторского права (в том числе - дизайн). При копировании, распространении (в том числе путем копирования на другие сайты и ресурсы в Интернете) обязательна обратная ссылка на источник

Оставить комментарий



Посчитайте *