«Это не прямой обман, но это предпосылки, чтобы иметь возможность обманывать». Ноябрьский предприниматель обвиняет администрацию в борьбе с малым бизнесом

taxi 1307Выдача грантов на развитие малого бизнеса обернулась скандалом. Один из получателей субсидии – Александр Бондарчук, оказался должным муниципалитету 610 500 рублей. Отдать обратно предпринимателя обязали не только саму субсидию, но и проценты за просрочку возврата. Бизнесмен с решением не согласен, а вот суд решил, что все по закону.

Вкратце история такова: в 2012 году получая от администрации города грант в 300 0000 рублей, предприниматели обязывались потратить деньги согласно своему бизнес-плану, создать рабочие места и ежеквартально отчитываться. Если все условия соблюдались – грант становился безвозвратным, если же какой-то из пунктов договора нарушался – деньги нужно было отдать в течение десяти дней. Здесь и начиналось интересное: процент, который по договору взимался за каждый день просрочки, составлял 0,5% от суммы субсидии, т.е. 1500 рублей в день.

После того, как Бондарчук рассказал свою историю в соцсетях, мнения разделились. Кто-то считает, что процент действительно кабальный, и администрация просто не может позволить себе поведение в стиле худших из ростовщиков, а кто-то говорит о том, что никто не заставляет предпринимателей подписывать договор на таких условиях. А если уж ввязался, и захотел получить помощь от власти, то будь добр не пререкаться, а строго следовать пунктам соглашения.

Кто прав, а кто виноват, в данном случае решил суд – он обязал Бондарчука выплатить 610 500 рублей, включая проценты просрочки. Основанием стал иск администрации, в котором говорилось о нарушении предпринимателем всех основных пунктов договора. Но стоило ли доводить дело до суда? Можно ли было решить вопрос мирно? Почему такая ситуация возникла в принципе, ведь предприниматель уверен, что выполнил все условия? Должна ли администрация, как орган власти, вызвавшийся поддержать предпринимателей, идти им на встречу и учитывать человеческий фактор, а не то, под чем подписи поставили обе стороны?

Далее мы предлагаем вам ознакомиться с двумя точками зрения участников этого конфликта. Предупреждаем – букв много, но мы постарались как можно подробнее изложить суть ситуации. Выводы делайте сами.

«Я спросил: а что я, по вашему мнению, должен был в этой ситуации сделать? На что мне ответили – отказаться от денег и вернуть их муниципалитету»

— В октябре 2012 года я узнал, что мой бизнес-план стал победителем, и я получу 300 тысяч рублей. Подписывая договор в первый раз, я его прочитал. Спустя два дня меня опять пригласили подписать этот же договор, мол какой-то отдел внёс незначительные корректировки, я прочитал его наискосок и подписал снова. Спустя ещё три дня меня опять пригласили подписать этот же договор, мотивировали тем же. Третий вариант я уже не читал, надеясь на то, что наша администрация порядочная, — пишет Александр Бондарчук в соцсетях. Нашему корреспонденту он пояснил, что на его основном месте работы, у него был очень жесткий временной контроль – во сколько пришел, во сколько ушел, поэтому на тот период, кроме как на бегу, успевать все было просто невозможно.

При личной встрече на вопрос о том, что было сказано в отношении процентов в первом варианте договора, который предприниматель прочитал полностью, Александр Николаевич точно ответить не смог:

— Сейчас я не могу на 100% утверждать, какие условия были в первом договоре – был там этот кабальный процент в 0,5% или нет.

Еще одно обстоятельство, которым недоволен предприниматель – в типовом положении о конкурсе грантов не был приложен договор, таким образом ознакомиться с ним заранее возможности не было.

Создавая диспетчерскую службу такси – именно под этот проект выдавалась субсидия, предприниматель разработал бизнес-план. В нем он обязался в первый год создать четыре рабочих места, причем количество указал сам – администрация требовала лишь самого факта.

Рабочие места – столы, стулья, оргтехнику для потенциальных сотрудников, Бондарчук устроил и аттестовал на базе «Бизнес-инкубатора», где снял помещение на льготных условиях. Таким образом, рабочие места были, а людей на них не было – соискателей не устраивала зарплата в 11-12 тысяч рублей.

Сам предприниматель считает, что условия договора он выполнил – места созданы, а о трудоустройстве в договоре не было ни слова. Тем не менее, по словам Александра, он размещал объявления о вакансиях в СМИ, и к нему периодически приходили потенциальные работники, но все они по той или иной причине либо не начинали работать, либо не проходили период стажировки.

— По прошествии времени я узнал, что под «создать» администрация понимает «трудоустроить». Но в моем бизнес-плане даже слова нет о том, что я собираюсь кого-то трудоустраивать – я заключаю договоры с ИП, диспетчерами и водителями, оказываю посреднические услуги. Четыре рабочих места в моем проекте – это как раз диспетчера, которые должны были работать в офисе, но не являлись бы моими непосредственными сотрудниками, — пояснил Александр Бондарчук, и добавил, что спустя полтора года он людей трудоустроил.

Отметим, что по данному пункту договора наша редакция проконсультировалась с независимым юристом. Его вердикт: понятия «создание рабочих мест» и «трудоустройство» не тождественны, и это не может являться нарушением условий соглашения.

Что касается еще одного обязательного пункта – ежеквартальной отчетности, то здесь Александр Николаевич признал свое нарушение:

— Грант я получил в двадцатых числах декабря 2012 года. Дальше начались новогодние праздники, и я подумал, что за четвертый квартал отчетность предоставлять не нужно, ведь я только получил деньги. Также в договоре прописано, что нужно отчитаться до 10 числа месяца, а у меня в голове почему-то отложилось, что до 25. В марте мне позвонили из администрации, спросили, почему я не предоставил документы. Признаю, я закрутился и забыл. Быстро все собрал, принес в департамент экономики, и там уже узнал, что за четвертый квартал 2012 года я все-таки должен был отчитаться, так называемой «нулевкой», — рассказал Александр Бондарчук. По его словам он был удивлен, что в первый раз, когда были пропущены сроки – под Новый год, специалисты администрации также не позвонили ему и не напомнили об отчетности.

— Ведь это отдел по поддержке начинающих предпринимателей, но какой-то консультационной помощи с их стороны не было, — пояснил Бондарчук, но на вопрос, а обращался ли он за этой самой помощью, предприниматель ответил, что нет. Также Александр Николаевич подтвердил, что в последующем сотрудники администрации заранее звонили ему и предупреждали, что подходят сроки подачи отчетности.

И, наконец, третий обязательный пункт договора: целевое расходование средств. С юридической точки зрения это значит, что деньги должны были быть потрачены строго на то оборудование, которое прописано в бизнес-плане. Список необходимого значится и в договоре, который заключили между собой стороны. В случае с Александром Бондарчуком, это определенный набор мебели в офис, различные технические модули, и, самое главное, программное обеспечение, на котором и должна была строиться вся работа – программа «Такси Мастер Enterprise».

Уже после получения гранта выяснилось, что поставщик ПО оказался не надежным – отказался выполнять заранее оговоренные обязательства. Да и коллеги по бизнесу уверили Александра Николаевича, что эта программа – не самое лучшее, что есть на рынке, посоветовали аналог. Его-то предприниматель и приобрел, по его словам, за более чем 400 тысяч рублей, и в тот же момент нарушил условия договора: ведь деньги выделялись на другое ПО.

— Меня пригласили в администрацию, напомнили про мои просрочки по отчетам, еще прибавилась эта ситуация с программой. Я объяснил, что, по сути, программа для работы закуплена, она просто другая. Ведь ПО – это всего лишь инструмент, тот или другой, но он поможет мне реализовать проект. Я спросил: а что я, по вашему мнению, должен был в этой ситуации сделать? На что мне ответили – отказаться от денег и вернуть их муниципалитету, — рассказал Бондарчук.

Подведем итог: два из трех обязательных пунктов договора предпринимателем были нарушены, но, на его взгляд, по объективным причинам: конечной цели проекта – созданию диспетчерской службы такси, эти нарушения не мешали. Что касается условия по созданию рабочих мест, то здесь проблема состояла в некорректной формулировке, которую получатель понял буквально, а администрация подразумевала под ней иные действия.

— На сегодняшний день этот пункт договора, может быть и не прямой обман, но он дает администрации все предпосылки для того, чтобы обманывать. Получается, что на деле должна предоставляться помощь, а в итоге мы получаем потраченные нервы, ресурсы, еще и обязанность уплатить непомерные проценты, — считает Бондарчук, которому, после того, как было принято решение о возврате гранта, и в установленные договором 10 дней после получения уведомления это не произошло, начали начислять проценты просрочки – те самые 1500 рублей в день. В итоге «накапало» 310 500 рублей сверх суммы гранта, т.е. просрочка составила 207 дней.

Забегая вперед скажем, что решение о возврате гранта было принято комиссией 24 января 2014 года, а в суд администрация подала в июле 2015-го. Не сложно подсчитать, что просрочка составила более полутора лет, однако проценты насчитывались не на весь период. Почему так? Об этом мы расскажем далее, после того, как изложим позицию администрации по данной ситуации.

«Мы хотим, чтобы предприниматели работали, как полагается, в первую очередь – трудоустраивали людей, и не возвращали гранты»

В 2012 году договор с Бондарчуком администрация заключала в лице главы мэрии – Жанны Белоцкой. С тех пор состав управленцев в муниципалитете кардинально поменялся, но специалисты отдела экономики, которые тогда вели это дело, работают и по сей день. Мы пообщались как с ними, так и с нынешним заместителем главы администрации Ольгой Буланкиной, которая курирует и департамент экономики.

— Предоставляя гранты субъектам малого предпринимательства, администрация преследует две основные цели: помощь развитию бизнеса и стабилизация социальной напряженности, т.е. создание рабочих мест, минимизация безработицы в Ноябрьске. Мы, как в поговорке про удочку и рыбу, даем людям возможность старта, помогаем им на начальном этапе. Проблема в этой ситуации в том, что предприниматель не захотел возвращать полученные средства, — рассказала Ольга Геннадьевна.

По ее словам Бондарчук также не выполнил условие по закупке того оборудования, которое указано в бизнес-плане:

— Он приобрел другое ПО. Конкурсная комиссия по этому вопросу собиралась, и, не смотря на нарушение, приняла решение засчитать новое оборудование, которое стоило, по изначальным расчетам самого предпринимателя, порядка 249 тысяч рублей. Оставшиеся деньги гранта – 51 тысячу рублей, Бондарчук так и не использовал, по крайней мере, никак не подтвердил, куда ушли эти деньги. В итоговом заседании комиссии, которое прошло в январе 2014 года, было принято решение о возврате гранта. Отмечу, что если бы предприниматель создал обещанные четыре рабочих места, т.е. трудоустроил на них людей, вернуть бы ему пришлось только эту 51 тысячу, но так как имелись и другие нарушения, включая срыв сроков подачи отчетности, комиссия решила истребовать всю сумму гранта – 300 000 рублей, — пояснила Ольга Буланкина.

Обсуждая вопрос по поводу формулировок, Ольга Геннадьевна отметила, что, по ее мнению, понять их превратно просто невозможно:

— Всегда и везде твердится о двух самых главных условиях предоставления гранта: целевое расходование средств и трудоустройство безработных жителей города. Я не думаю, что в 2012 году что-то было по-другому. Даже если судить логически: зачем нам пустые рабочие места? К чему пункт, по которому можно просто поставить в кабинете столы и стулья, и сказать что одно из условий – основное, прошу заметить – выполнено. По-моему, это не имеет никакого смысла, — отмечает замглавы.

Что касается срывов сроков отчетности, то после нарушения комиссия собралась и приняла решение не изымать грант, а дать предпринимателю доработать до конца года. Причем после этого Бондарчука даже стали заранее, каждый квартал, предупреждать о сроках сдачи документов, дабы ситуация не повторилась.

На наш вопрос о трехкратном факте подписания договора Александром Бондарчуком, ответили уже специалисты отдела экономики. По их словам это могло произойти просто по причине допущения грамматических или пунктуационных ошибок в тексте соглашения. Суть и цифры, которые прописываются в договоре, были утверждены постановлением администрации задолго до получения гранта Бондарчуком, т.е. измениться в ходе этого процесса не могли.

В отношении кабальности содержащихся в договоре процентов Ольга Буланкина отметила следующее:

— Нужно понимать, для чего такие проценты введены. Это сделано не с целью привлечь деньги в бюджет, потому что мы не заинтересованы в неисполнении условий получения гранта. Мы как раз хотим, чтобы предприниматели работали, как полагается, в первую очередь – трудоустраивали людей, и не возвращали гранты. Пени – это один из способов подчеркнуть серьезность ответственности, которая ложится на плечи получателя гранта. Не нужно думать, что можно просто взять бюджетные деньги, а потом делать все что захочется. А что касается того, что Александр Николаевич не ознакомился с последним экземпляром договора, то это, по меньшей мере, странно, ведь в нем всего три с половиной страницы, а пункт о размере пени изложен в середине второй.

Также отметим, что проценты за просрочку – и это прописано в договоре, начисляются лишь в случае уклонения от возврата субсидии или ее несвоевременного возврата. Так что у предпринимателей опять же есть выбор: вернуть деньги в срок, либо же взвалить на свои плечи непомерные проценты. Ответ, казалось бы, очевиден, но вернемся к конкретной истории.

«Дословно он не сказал, что деньги я могу не возвращать, но сказал: «К вам вопросов нет»

В итоге, спустя год, суммировав все произошедшие за период с момента выдачи гранта нарушения, было принято решение о том, что средства гранта Бондарчук должен вернуть. Случилось это в январе 2014 года. К слову, на заседании присутствовала представитель Центра занятости населения, которая рассказала, что до 24 января 2014 года предприниматель к ним для поиска сотрудников не обращался.

Процедура такова, что с решением комиссии предпринимателя должны ознакомить под подпись – либо лично, либо заказным письмом. И тут произошла почти детективная история: Бондарчук пропал.

Как рассказали специалисты отдела экономики, заказное письмо вернулось обратно – это заняло довольно много времени, в связи с работой почты, а на звонки предприниматель просто не отвечал. Связаться с ним удалось лишь после того, как одна из сотрудниц позвонила ему с личного телефона. Только тогда Бондарчук взял трубку, причем за минуту до этого, ему звонили с рабочего номера и он не отвечал.

Предпринимателя пригласили для ознакомления с решением комиссии – это было уже 23 июля 2014-го. Важно подчеркнуть, что до этого момента проценты за невозврат не насчитывались, ведь Александр Николаевич еще не знал, что грант ему придется вернуть, поэтому и 10 дней, выделенные на возврат, для него еще не начались.

В администрацию Бондарчук пришел, с решением ознакомился, но такой исход его в корне не устроил, и он инициировал еще одно заседание, на котором изложил свою точку зрения.

По словам Александра Бондарчука, члены комиссии пообещали еще раз рассмотреть его вопрос и связаться с ним позднее. После этого от них больше вестей не было, но в какой-то момент, начальник отдела – Евгений Павлов, в телефонном разговоре с Александром Николаевичем по вопросу возврата гранта другим предпринимателем, заявил, что Бондарчук больше ничего не должен.

— Дословно он не сказал, что деньги я могу не возвращать, но сказал: «К Вам вопросов нет», — объяснил предприниматель. Что ж, личные переговоры к делу, как говорится, не пришьешь… В Арбитражный суд ЯНАО администрация подала иск 15 июля 2015 года. 14 сентября он был удовлетворен.

Как утверждает Ольга Буланкина, с момента получения предпринимателем уведомления и до момента подачи иска шло досудебное урегулирование спора. Как мы понимаем, оно ни к чему не привело. Со слов Александра Бондарчука, с ним никто не связывался, а о факте подачи в суд он узнал лишь тогда, когда судебное решение было уже вынесено. Правда, признал, что на почте его, как оказалось, дожидались несколько заказных писем, которые до него, по какой-то причине, не дошли…

Александр Бондарчук подал апелляцию на решение суда в феврале 2016 года. Отрицательное решение по ней было вынесено в мае.

Что дальше?

В своих взглядах Александр Бондарчук тверд: он считает, что деньги возвращать не должен, и намерен добиться, как минимум, отмены процентов, причем не только для себя, но и для других предпринимателей, попавших в такую же ситуацию.

— Я надеюсь, что общественный резонанс, который сейчас поднялся, в этом поможет. Администрация обратит на этот вопрос внимание, рассмотрит возможности урегулирования ситуации, может, есть смысл собрать круглый стол, вместе обсудить спорные моменты, найти пути решения. Насколько я понимаю, администрация может в одностороннем порядке отказаться от взимания процентов. В моем случае решение суда еще не вступило в силу.

— Но сумму гранта – 300 тысяч рублей, вы готовы вернуть?

— Я готов обсуждать этот вопрос.

— Вы обращались в администрацию с предложением об урегулировании, каком-то разговоре, встрече?

— Нет, я считаю, что в интересах администрации самим пойти на первый шаг, после шума, который поднялся вокруг этой ситуации. Сегодня у Алексея Романова, как у нового мэра, колоссальный кредит доверия от людей и, что важно, от губернатора. На мой взгляд, он может многое поменять, и разрешением таких ситуаций, в которую попал я и многие другие предприниматели, еще сильнее поднять свой рейтинг.

— Так же нужно понимать, — сетует Александр Бондарчук, — что экономическая ситуация в стране и в городе с момента получения мной гранта изменилась не в лучшую сторону. Когда я начал заниматься этим бизнесом, в городе насчитывалось сорок фирм такси, а теперь – всего десять. Более 100 диспетчеров потеряли работу, а я через полтора года трудоустроил четверых. Я считаю, что все от того, что в городе не ведётся борьба с нелегальными таксистами, хотя я к этому постоянно призываю. Трудно платить налоги, нести все затраты, связанные с законной деятельностью такси, и при этом конкурировать с нелегалами – бомбилами. Федеральное законодательство, с момента получения мною гранта, претерпело ряд изменений и дополнений. А бизнес-план, за который я получил грант, остался прежний, и как его было исполнить? В таких условиях, когда малый бизнес испытывает только прессинг и не получает поддержки, а люди разоряются, возможны даже проявления суицида или даже экстремизма со стороны отчаявшихся людей. И разгребать последствия придётся всё равно местным властям.

Не у всех все печально

По статистике, за последние пять лет администрацией Ноябрьска гранты на развитие бизнеса были выданы 135 предпринимателям, и только 25 из них по итогам работы обязали вернуть деньги.

Таким образом, историй со счастливым концом больше, чем таких, что мы описали выше. Одним из положительных примеров может служить опыт Валерия (свое полное имя он попросил не указывать). В принципе, ноябряне могут знать его, как владельца мастерской «Кузнечный двор». Этот бизнес также начинался в 2012 году, и его первые шаги тоже делались именно на средства гранта.

— В рамках бизнес-плана я обязался организовать три рабочих места, на которые и трудоустроил троих работников. Деньги гранта направил на закупку станка для изготовления кованных элементов. За время реализации гранта один раз у меня произошла ситуация с нарушением сроков отчетности – на основном месте работы меня отправили в командировку. Комиссия рассмотрела этот случай и пошла мне навстречу, — рассказал предприниматель.

По словам Валерия, договор он подписал с первого раза, но в трех экземплярах, предварительно внимательно и тщательно с ним ознакомившись. Процент за просрочку его не смутил.

Что касается информационной помощи со стороны администрации, то, по словам нашего собеседника, обязательным условием получения гранта является присутствие на семинаре по ведению малого бизнеса, так что консультации были.

Конечно, как и в любом деле, не обошлось без неудобств:

— Были неприятные моменты со сдачей отчетности, так как сам я производственник, а не экономист, и мне они давались с трудом. На мой взгляд, бюрократическую сторону можно упростить: к примеру, каждый квартал нужно сдавать абсолютно одни и те же бумаги, меняются только цифры экономической деятельности – пара колонок и три строки на одном листке бумаги. Смысл этой процедуры мне не понятен, и в целом 21 век на дворе – пора бы сдавать отчеты в электронном виде. От себя могу добавить огромное спасибо Евгению Павлову, за оказание консультации в получении гранта, — подчеркнул Валерий.

Остались ли проценты кабальными?

В этом году администрация внесла в договор и положение о выдаче гранта серьезные изменения.

— С марта мы пересмотрели пункт о пени. Теперь процент за просрочку определяется исходя из статьи 395 Гражданского кодекса РФ, — рассказала Ольга Буланкина. Поясним: согласно данной норме закона, неустойка будет равняться среднему банковскому проценту по вкладам физических лиц по месту нахождения кредитора. С июня 2016 года для УрФО этот размер равен 7,89% годовых. Ставка эта плавающая, но даже сейчас понятно, что 23670 рублей в год лучше, чем 1500 в день.

Второе изменение: если ранее, на подачу документов на конкурс отводилось 20 дней, то сейчас этот период длится с апреля по сентябрь. Таким образом, у участников есть больше времени на подачу заявок, а если они будут в чем-то неправильными – на доработку и повторное заявление на грант. К слову, его сумма также увеличена – с 300 до 500 тысяч рублей.

Еще одним нововведением стало определение приоритетных направлений деятельности, на которые будут выделяться деньги. Всего их десять, начиная от сельского хозяйства и заканчивая проектами в области спорта.

Кроме того, теперь договор входит в приложение к положению о грантовом конкурсе, и с ним можно ознакомиться заранее.

— В целом сегодня у нас предоставляется девять видов поддержки – три гранта (на предполагаемые расходы) и шесть субсидий, на покрытие уже понесенных затрат, — подытожила Ольга Буланкина.

Чем закончится эта история, прогнозировать трудно. В принципе, ее конец уже наступил – есть решение суда, и отмене оно не подлежит. Грантополучатель, а ныне – должник, может продолжать подавать апелляции, может поднимать резонанс в соцсетях, но следует помнить, что любая шумиха и лирические рассуждения на тему «Кто прав, а кто виноват» меркнут перед словом закона. Фемида свой вердикт по делу Александра Бондарчука уже вынесла, и на его примере каждый из нас может сделать свои собственные выводы – об ответственности, внимательности, расчете своих сил и возможностей, а также о том, следует ли искать помощи, или надеяться только на себя.


НоябрьскИнформ, 2012-2017. Все материалы этого сайта являются объектами авторского права (в том числе - дизайн). При копировании, распространении (в том числе путем копирования на другие сайты и ресурсы в Интернете) обязательна обратная ссылка на источник

1 комментарий

  1. Грустно поэтому не играю в рулетку т.к. Гранты это туман за которым скрывается неизвестность как в Крыму на переправе сказали наши сайт живет своей жизнью а переправа своей так и наше государство отсюда и субподряды неимеющийся за собой кроме кроме поддержки в администрации




    0



    0

Оставить комментарий



Посчитайте *